16.01.2020

Лекарство от страха


Вхожу в коридор, — сказал оператор, сидящий за пультом. Удаленно управляемый им робот послушно покатился в указанном направлении. На экране возник другой робот, стоящий посередине коридора. Управляемый оператором бот подъехал поближе, и сигнал оборвался.
Видимо, глушилка, — проворчал кэп. — Придется отправлять за ними людей.
Два человека облачались в бронированные скафандры.
Помните, что нужно соблюдать предельную осторожность.
Люди зашли на военно-исследовательскую базу ДЕБа.
Подходим к коридору.

Если там глушилка, то связь пропадет. Проведите роботов дальше. Если в следующем помещении связь не появится, то возвращайтесь.
Есть.
Люди потащили роботов. В комнате те «ожили».
Отлично, идем дальше.
Но люди продвинулись совсем немного. Первый идущий вдруг резко остановился, издал вопль и, развернувшись, бросился бежать обратно. Второй оглядывался вокруг. Сделал пару шагов и с криком понесся следов за первым. Операторы тщетно пытались разглядеть источник угрозы на экранах.
Сбежавшие добрались до корабля. Они еще некоторое время не могли успокоиться и внятно объяснить, что же с ними произошло. Одного била дрожь. Второй заикался.
Кэп, похоже, у них шок, — объяснил док.
Чуть позже они заговорили.
Я вдруг почувствовал всепоглощающий ужас, как будто сейчас мне конец. Я не отдавал себе отчета ни в чем, в голове билась одна мысль – "спастись!"
Примерно то же самое рассказал и второй.
В крови не обнаружено никаких посторонних веществ, — сказал док после анализа. — Похоже, что это какое-то воздействие на станции.
Видимо, какое-то излучение, — добавил техник. — В телеметрии скафандров и ботов записан странный импульс как раз, когда они были в той комнате.
Итак, — подытожил кэп, — ДЕБ разработал какое-то оружие, способное вызывать панические атаки. И наставил ловушек по станции, чтобы мы не могли проникнуть. Роботы не могут передвигаться из-за глушилок, а люди — из-за «страшных» излучателей.
Война с ДЕБом недавно закончилась, и победители захватывали его объекты. Такие, например, как эта военно-исследовательская станция, где ДЕБ проводил разработку и эксперименты с новым оружием. Но солдаты и ученые ДЕБа, отступая, превратили базу в неприступную крепость.
Пусть роботы прочешут комнату и найдут источник излучения, — сказал операторам кэп.

Мы проанализировали параметры всплеска, — сказал инженер.
Но найти средство против этого пока не смогли, — добавил док. Если бы у нас был образец для исследований, мы, возможно, смогли бы понять, как он влияет на мозг, и что с этим делать.
Но ничего найти не удалось.

Когда теоретические исследования ничего не дали, док обратился к кэпу.
Предлагаю подойти с другой стороны, — сказал он. — Существует экспериментальный препарат, который химически блокирует центры страха в мозгу. Под ним человек физически не способен испытывать страх. Возможно, это поможет нам на первых порах, пока мы не сможем достать излучать и исследовать его воздействие. Или очистить базу от них.
Что ж, пришли мне данные по этому препарату, и если я приму положительное решение, мы ознакомим с ними людей и пусть добровольцы попробуют.

Кэп дал добро, и часть команды вызвалась принять участие в исследовании базы под препаратом.
Теперь несколько групп, включающих в себя людей и роботов, проникли на станцию. Они пошли по разным направлениям. Люди протаскивали роботов через зоны, где электроника "глохла". Ни у кого не случалось панических атак. Несмотря на отсутствие страха, действовали по инструкции, с осторожностью. В новое помещение сначала заходили роботы, и, если все было в порядке, следом за ними проходили и люди. Обнаружили экспериментальные комнаты с разрабатываемым и испытываемым оружием. Там были установлены стреляющие ловушки. Роботы получали повреждения, чинились на месте или на корабле, а потом возвращались.
Некоторые ловушки были установлены и вне этих комнат. Один человек получил разряд замораживающего оружия, который охладил его скафандр почти до абсолютного нуля. Его быстро доставили в реанимацию.
Тем не менее дело шло. Постепенно были обезврежены все ловушки и глушилки, собраны образцы вооружений, и вовсю продвигалась работа с компьютерами и аппаратурой станции. Но источники "пугающего" излучения найти пока не удавалось.

Один из принимавших участие в работе на базе, Колин, отправлялся в отпуск. Он намеревался первым делом съездить домой, навестить семью и друзей.
Земля встретила его ароматами цветущей сирени и теплым ветерком. Он наслаждался природой и погодой по дороге к подземке. Вокруг ездили ховеркрафты, ходили прохожие, всюду стояли красивые дома и магазинчики.
Как вдруг все изменилось.
Навалилось темное чувство всепоглощающего страха. Реальность словно отодвинулась, краски и звуки стали не важны, и все его существо захлестнула одна мысль: "Конец! Бежать! Спасаться!"
Колин всхлипнул, споткнулся и побежал не разбирая дороги. Люди с удивленными восклицаниями отскакивали от него. Он выбежал на проезжую часть и его чуть не сбили ховеркрафты, резко сменившие траекторию и с трудом избежавшие аварии.
Через некоторое время он обнаружил себя сидящим на корточках, спиной к стене дома, часто и сбивчиво дышащим. Вокруг собралось несколько человек.
Вам плохо? — спросил кто-то.
Нет, все уже в порядке, спасибо, — ответил Колин. Его еще потряхивало.
В тот же день, встретившись с семьей, он отправился на местную базу своего работодателя.
Плохо дело, — сказал ему док, ознакомившись с анализами, данными об экспериментальном препарате и выслушав отчет Колина. — Похоже, виноват тот препарат, который вы принимали на базе. Судя по всему, выработалась зависимость, и теперь ты испытываешь панические атаки, если не принимаешь его.
Что же мне делать?
Пока останься у нас, я закажу препарат, и ты продолжишь его пить, пока не найдется решение.
Позже Колин покинул центр, сдав все мыслимые анализы, приняв препарат и получив пачку на руки.
Он поехал в гости к другу. Увеличил скорость до максимально разрешенной. Он весь словно наливался весельем. Несколько раз чуть не создав аварийную ситуацию, он напомнил себе, что, несмотря на отсутствие страха, он должен руководствоваться здравым смыслом, и снизил скорость.
Давно не виделись! Привет, Пит!
Здорово, Колин! Проходи!
Колин обменялся с другом крепким рукопожатием и зашел в дом. Они сели и разговорились.
Ну, как служба? — через некоторое время поинтересовался Пит.
На службе чего только не случается. На базе, где мы работаем, дебовцы понатыкали ловушек, вызывающих панические атаки. Нас посадили на экспериментальный препарат, убирающий чувство страха. А теперь выяснилось, что он вызывает привыкание, и без него панические атаки продолжаются. Так что я теперь на таблетках, и бесстрашный.
Однако, ничего себе.
Кстати, — заметил Колин, оглядываясь, — где твои пауки? Хочу посмотреть на них.
Пошли!
Пит провел Колина в комнату, где стояли террариумы. В них сидели пауки-птицееды разных расцветок.
Можно подержать? — спросил Колин.
Ты же боишься их?
Я всегда испытывал к ним болезненный интерес. А теперь, пока я без страха и упрека, грех не воспользоваться такой возможностью.
Окей.
Пит открыл крышку, и Колин, просунув руку, аккуратно взял большого мохнатого паука. Тот, перебирая лапками, пополз по ладони Колина. Он подставил ему вторую руку, тот переполз на нее.
Ну как? — спросил Пит.
Потрясающе! Ощущения непередаваемые.
Колин спустил паука в террариум и подождал, когда он переберется на субстрат.
Теперь этого! — сказал он, показывая на небольшого паука красивой расцветки.
Этого не советую. Нрав у него неспокойный.
Я осторожно.
Пит пожал плечами. Колин протянул руку, и паук укусил его.
Обжигающая боль разлилась по руке. Колин завопил.
Так, срочно антигистаминные, обезболивающие, и едем в больницу, — засуетился Пит. — Я тебя отвезу.
Вези меня в мой центр! А-а-а-а!
Боль была такой силы, что Колин мог только орать. Пит быстро принес ему лекарства, и они побежали к ховеркрафту.
Колин забрался внутрь. Обезболивающие не действовали. Он все еще не мог сдержать вопли. Пит завелся и стартовал.
Через некоторое время боль как будто начала стихать. Колин уже смог обращать внимание на то, что творилось вокруг него. Пит повернулся к нему и Колин с удивлением увидел, что его нос удлинился, как у Пиноккио, а черты лица исказились, словно он смотрел на него через изогнутое стекло. Пит что-то сказал, и у него изо рта вылетели серебристые рыбки вперемешку с пузырьками. Вокруг, извиваясь, летали теневые ленты.
Что это? — спросил Колин.
Я спрашиваю, как ты себя чувствуешь?
Боль немного меньше, но я вижу черте что.
От укусу этого паука может быть делирий.
Я не чувствую тревоги и страха. А ну да, я же на препарате.
Они доехали до центра и Колин быстро связался с доком. Его положили в реанимацию, обкололи чем-то и поставили капельницу.
Через некоторое время боль ушла, и даже галлюцинации прекратились. Непроизвольные подергивания, судороги и спазмы тоже недолго его мучили.
На следующий день док зашел осмотреть Колина.
Ну, я вижу, что все в порядке. Кстати, ты ведь не принимал препарат от страха?
Нет, совсем забыл про него.
И не надо! Мы должны кое-что проверить.
Колин вопросительно посмотрел на него.
Видишь ли, яд паука воздействует на центры страха в мозгу. Я сейчас выясняю, мог ли он изменить воздействие препарата. Если в течении нескольких дней у тебя не будет панических атак, то я подкину идейку разработчикам.
Вот оно что! Нет худа без добра, значит.
Я тебя выписываю. Можешь идти домой, тебе выдадут нужные лекарства. Запас препарата от страха у тебя тоже есть, не пей его, если только не случится панической атаки.
Колин несколько дней просидел дома, но приступа не повторилось. Довольный, он сообщил об этом доку.
Я уже связался с твоим другом, и выяснил у него точное название паука, который укусил тебя. Теперь, со всей этой информацией, я могу обратиться к разработчикам препарата, и они смогут провести исследование, чтобы изменить его состав или смастерить "противоядие". Считай, что поучаствовал в эксперименте! Не зря записался добровольцем!
Да уж! — засмеялся Колин.