04.11.2018

Чулан

Это утро ознаменовалось аж двумя просьбами о помощи. Я потихоньку разгребал бардак в комнате, когда позвонил мой однокашник Серега и напросился пожить у меня недельку.
Затем, когда я продолжил уборку, раздумывая, как нам поместиться в моей однушке, раздался звонок, на этот раз уже в дверь. Наверное, сектанты-проповедники или торговцы. С робкой надеждой, что это распространители пылесосов с ценой самолета, которые готовы показательно почистить тебе полковра, я поплелся открывать. Все же, наполовину чистая комната лучше, чем полностью грязная. Но на пороге оказался дед Семеныч.
Здорово, сосед!
Здрасьте, Сан Семеныч, — я посторонился.
Я по делу. Не присмотришь за домом, пока я в отъезде?
Я тотчас навострил уши.
— … Я буду пару недель гостить у друзей.
Семеныч, добрейший и бодрый чудаковатый старикан, был увлечен уфологией, эзотерикой и всякими альтернативными научными теориями. Зная его, я не удивился бы, если бы он поехал на исследование гравитационных аномалий, поиски НЛО, затерянной базы в Антарктике или самой Шамбалы.
Какой разговор!
Сердечно благодарю! Там все как обычно: цветочки полить, кота накормить. Я бы предложил даже пожить у меня, если хочешь, но сейчас там лучше после заката не появляться. Кот у меня тренированный, он ночью дом постережет.
Так. Это ведь именно то, что мне и было нужно. Я, разумеется, не мог разместить у него чужого человека, но вполне мог бы ночевать там сам. Однако… Дело, видимо, в каких-то фен-шуйных заморочках старика. Вряд ли, впрочем, что-нибудь случится с домом или со мной, если я проигнорирую этот запрет. Думаю, мой скептицизм дает мне лучшую защиту от потусторонних сил, аномальных зон и древних проклятий. Разумеется, Семенычу об этом не обязательно знать.
В назначенный день я пожелал соседу счастливого пути, получил ключи и вечером отправился на дежурство.
Трехцветный кот приветствовал меня и позволил почесать себя за ушком. За квартирой Семеныча я присматривал уже не раз.
Полив цветы и убрав за котом, я взял с кухни колу и орешки и удобно расположился на диванчике, закинув ноги на журнальный столик. В шкафах вдоль стен стояли фигурки различного рода гуманоидов, рептилоидов, инсектоидов; богов, дэвов, героев; туземцев с удлиненными черепами; тотемных, мифических и ископаемых животных и так далее. По телевизору шла передача про Атлантиду, контакты античных народов с инопланетянами и масонские заговоры. Вполне типично для одного из любимых каналов старика. Я не стал переключать – обстановка располагала.
Яркие краски сползали было с неба, смещаясь сумеречной серостью, но Солнце, протестуя, брызнуло расплавленными каплями пунцового и оранжевого цветов, которые медленно таяли, словно просачиваясь за горизонт.
Внезапно лампа в люстре мигнула несколько раз, а звук телевизора потонул в негромком шуме помех. Кот, до того мирно лежавший неподалеку от меня, прижал уши и несколько раз издал шипение, развернувшись в сторону распахнутого дверного проема в следующую комнату – библиотеку и рабочий кабинет.
Я поднялся и заглянул туда. Кот тут же оказался между порогом и мной. Ничего там необычного и не было: книжные шкафы и полки, старенький компьютер в углу и дверь в чулан с нарисованным на ней причудливым символом.
Ну и что прикажешь думать? — хохотнул я.
Эй… Человек!
Вот тут у меня сердце стукнуло, словно со всей силы ухнуло об грудную клетку. От внезапного страха я почувствовал холодок, напоминающий эффект ментола или мяты, только не во рту, а на поверхности кожи плеч, шеи и головы. Голос раздавался из кабинета.
Не поймите меня превратно, в такой атмосфере впечатлительный человек, будь он даже скептик и материалист, почувствует невольный испуг и от хлопнувшей форточки, но когда с тобой говорят в пустом доме, это пробирает и без скидок на метафизику.
А может кто-то, зная о его увлечениях, просто стращает дедка́? Или, наоборот, он сам оставил что-нибудь от воров? Устройство, наводящее помехи и запись, включающиеся по будильнику. Хорошо, если так.
Да, ты…Человек! Приветствую тебя.
Здрасьте.
Нет, я не запись. Можешь проверить. Задай мне вопрос.
Кто ты?
Я турист… или гость… Я, скажем так, застрявшая личность. Попал сюда и не могу вернуться в свой мир, домой… Но ты – можешь мне помочь…
Как?
Выпусти меня! Открой дверь в чулан, в котором я заперт. Никак не могу сделать это сам и выбраться отсюда. Что-то меня держит!
Извини. Я рад бы помочь, но выпустить тебя оттуда означает впустить тебя сюда. А этого я сделать не могу.
Выпусти меня! — вкрадчиво-заискивающе протянул голос. — С меня будет причитаться вознаграждение. Материальные блага. Пара желаний… в пределах разумного.
Да я как-то и сам могу добиться того, что мне нужно. Так что, заманчиво… прости, но нет.
Понимаешь, пока я здесь заперт, нет… достаточных гарантий безопасности. Я не хотел тебя пугать, но сквозь дыру в мое измерение сюда могут просачиваться организмы. Не такие разумные, как я, и агрессивные. Я смогу отправить их обратно, только когда буду свободен… И закрыть вход за собой… после того, как отблагодарю тебя!..
Лампа издала серию потрескиваний, и свет в комнате померк, став тускло-желтым. Возле входа в коридор замаячила прозрачная фигура. Я вздрогнул и попятился. По комнате с цокотом и шуршанием зашныряли какие-то мелкие тени.
Скорее! Они проникают сюда!
Теперь уже черный силуэт надвигался на меня со стороны входа. Оглядываясь, чтобы не оступиться и не упасть, я заметил, что кот ни малейшего внимания не обращает на творящуюся в комнате жуть и все еще, вздыбив шерсть, щерится на библиотеку с чуланом.
Никого здесь нет.
Я снял тапок и кинул его в тень. Он пролетел через нее насквозь.
Ты просто пугаешь меня, насылая иллюзии.
Фигура растаяла.
Но я уверяю тебя…
Нет ничего.
От тварей тоже не осталось ни следа. Свет стал ощутимо ярче.
Но я награжу тебя! Пожалуйста! Ты не представляешь, как здесь плохо!
Извини, ничем не могу помочь.
Я пошел из комнаты прочь.
Я могу причинить тебе боль!
«Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети.»
Я решил, что мне нечего бояться и пошел на кухню. Раз он не мог открыть дверь, то, видимо, был не в состоянии навредить. Надо было, конечно, выбираться отсюда, но мне хотелось сначала прийти в себя в спокойной обстановке.
Я налил стакан воды и заодно смочил себе затылок. Прохладная влага приятно освежила меня.
Вдруг выпавший из верхнего шкафа ковшик больно стукнул меня по лбу. Я отшатнулся.
Дверцы начали хлопать, и в меня полетела посуда. Я получил массу чувствительных ударов. И с трудом успел увернуться, когда из выдвижного ящичка выскользнули ножи. Они вонзились в дверной косяк.
Я выскочил в коридор и добежал до входа в комнату, когда навстречу мне из прихожей выступил Серега. Его глаза отливали в полумраке багровым, а сам он издевательски ухмылялся. Во рту его белели здоровые клыки.
Тебя не должно здесь быть! — взвизгнул я, запрыгивая в комнату и захлопывая за собой дверь. — Ты не имеешь права здесь находиться!
Я схватил стул и заблокировал дверь. До меня донесся негромкий смешок.
Скорее всего, Серега был таким же фантомом, как и предыдущие. Но посуда?! Боль-то была вполне реальной. Кто или что бы не находилось в чулане, оно либо умело заставлять предметы двигаться, что само по себе представляло угрозу, либо могло воздействовать непосредственно на разные сенсорные центры, и тогда неизвестно, какой это могло принести вред. А ведь по-настоящему страшная галлюцинация может довести до инфаркта, не говоря уже о болевом шоке. Не хватало еще свалиться с сердечным приступом на пути к выходу.
Трехцветный кот лежал на диванчике, все так же глядя в сторону чулана. Из коридора не доносилось ни звука. Я увидел на столе недопитую колу и взял ее, пролив при этом пару капель на руку. Кола обожгла меня как кипяток. Я выронил стакан, и она разлилась по полу, шипя, пузырясь и дымясь, как кислота. Кот фыркнул и хрипло мявкнул.
Я потряс рукой, отступая от стола. Вроде бы, ожога не было.
Тем временем по телевизору продолжалась передача про тайны мироздания. Хорошо знакомый голос диктора говорил:
— … исполнение желаний. Однако, большинство подобных экспериментов были опасны и непредсказуемы. Для того, чтобы дух не вышел из под контроля, надо было знать его имя и точно выполнить положенный ритуал. Ходили слухи о существовании универсальной формулы, с помощью которой можно было просто и безопасно заклинать духов, но она считалась утраченной при пожаре в Александрийской библиотеке. Мудрецы веками искали ее; восстановить ее пытались Парацельс и Гермес Трисмегист. И лишь в наше время удалось обнаружить нетронутый экземпляр. Для того, чтобы поймать духа, требовалось найти небольшое замкнутое пространство и в ходе специального обряда начертить на двери, ведущей в него, этот символ.
На экране появился знак, который я уже видел на двери в чулан.
Важно то, что в подобную ловушку могли угодить только те сущности, которые подчинялись формуле. Когда дух попадался, следовало применить заклинание из четырех слов.
Изображение сменилось латинским текстом, который диктор медленно и торжественно зачитал вслух.
После этого нужно было назвать свое желание и заставить пленника ответить словами согласия.
К четырем словам прибавилась еще пара.
Дух будет умолять, угрожать и пугать иллюзиями, но ни в коем случае нельзя освобождать его, пока он не произнесет эти два слова. Тогда и только тогда необходимо открыть дверь, и дух обязан будет исполнить ваше желание, а потом уйти, откуда пришел.
Я скептически хмыкнул.
Да-да, как же. Вот сейчас я должен побежать и, мило пообщавшись с призраком, открыть ему дверь. Держи карман шире.
На фоне все еще горевших слов проявился ведущий.
А ну, открой его, ты, паршивый…
Ну-ну, не надо грязи, папаша. Расскажи лучше, что там было дальше с инопланетянами, а то я не досмотрел.
Лицо ведущего побагровело и растворилось среди помех.
Вот так, теперь даже и телевизор не посмотришь.
Вроде бы, ничего больше не происходило. Кот вел себя спокойно. Я аккуратно обошел лужу и сел на диванчик.
Внезапно кот насторожился. Послышались какие-то тихие шорохи. Я обернулся в поисках источника.
Снова пугаешь меня зверушками?
Опять шорохи. Я водил глазами, силясь рассмотреть, что их производит.
Внезапно мне почудилось легкое движение на полках. Я вглядывался туда, но ничего не мог понять. Что там такое между фигурками? Вот еще, с другой стороны.
Неужели сами статуэтки двигаются? Я пытался понять, на прежних ли они местах. Кот напружинился и нервно бил по дивану кончиком хвоста. Мелькания стали чаще, но они происходили на границе периферического зрения, и прекращались сразу же, как только я оглядывался, так что я не мог понять, была ли это фигурка, или все-таки что-нибудь еще.
Вот одна пошевелилась уже открыто. Сама ли она, или что-то за ней?
Теперь они все выступали вперед к краям полок со своих мест. Я видел, как двигались их ноги и лапки. Кот сходил с ума где-то на полу.
Внезапно один из них спрыгнул с полки прямо на спинку дивана. Я резко дернулся с места прочь, тут же зацепился за столик и рухнул на пол.
Позади раздавались глухие удары и дробный стук. Я начал переворачиваться. Они валились, потом невозмутимо вставали и шли на меня. Некоторые упали совсем близко.
Боль пронзила палец – маленький аллозавр атаковал мои ноги. Пока я подтягивал их и наклонялся вперед, чтобы отодрать негодяя, крошечный трицератопс с разбегу боднул мне руку. Кот, выгнув спину и прижав уши, бочком убежал от них на задних лапах в библиотеку. Несколько мерзавцев вцепились в мои штаны и, щекоча, карабкались по ним. Я стряхивал их, отползая. Кое-как мне удалось встать и избавиться от них. Краем глаза я заметил, как в луже колы плавает плезиозавр.
Устрашающего вида насекомоподобное существо надвигалось на меня, щелкая жвалами и тихо жужжа. Дикари, мифические герои и воинственные божества подступали с пиками и копьями, отрезая дорогу к выходу в коридор. Модель птеродактиля спикировала прямо с полки, явно целясь в мое лицо. Я сумел отбросить ее ударом руки, получив болезненный укол клювом, и последовал примеру кота.
Захлопнув дверь, я некоторое время стоял, вцепившись в ручку и стараясь перевести дух. Кот развернул уши в разные стороны и еще слегка подергивал кончиком хвоста. Я отошел к окну. Не было слышно ни звука. Голова кружилась.
Пришельцу из неизвестности удалось загнать меня прямо к своему порогу. Конечно, неясно, представляют ли реальную опасность его иллюзии, и насколько далеко распространяются его возможности вызывать боль и другие ощущения, но, может, стоило проверить это, будучи ближе к выходу из квартиры? Сейчас не факт, что останется выбор, а здесь мало свободы для маневра. Вообще, при прочих равных, чем дальше я нахожусь от чулана, тем лучше.
Интересно, что он сейчас станет делать? Вряд ли просто будет кидать в меня книгами: под их градом я скорее выбегу в комнату назад к фигуркам, чем открою ему дверь. Но если он соорудит какую-нибудь страхолюдину и отрежет меня от выхода, да еще применит сочетание движения предметов, иллюзий и боли… Не стоило подавать ему идею, он уже показал, что читает мысли.
Я осмотрел укушенный палец, руки. Настоящих повреждений не было. Боль, кажется, не была такой сильной, чтобы вызвать шок или нарушения сердечной деятельности. Я где-то читал, что страх часто можно побороть, представив себе события, которых ты боишься, и их последствия, и убедившись, что подлинной угрозы нет, а также используя всякие дыхательные техники, успокаивая себя и так далее.
Я несколько раз глубоко вдохнул. Лучше здесь не задерживаться. Главное, не бояться! Помнить, что все это нереально, и единственное, что мне грозит – это немного болезненных ощущений.
И с этими мыслями я пошел к выходу из комнаты.
И уже тянулся к ручке, когда кот, отчаянно мяукая, вырос между мной и проходом и оперся о мои ноги передними лапками.
Ну что ты? Думаешь, там все еще опасно?
Я присел погладить его и случайно коснулся рукой двери.
Но это была не та дверь! Под моими пальцами на ней проступил тот самый символ. Вся комната чудесным образом изменилась. Я сидел на корточках с противоположной стороны кабинета перед самым чуланом, а кот пытался не пустить меня туда.
Я медленно отполз, выпрямился. Огляделся. Потом осторожно подошел к двери наружу. На этот раз кот не протестовал.
В гостиной все было спокойно. Я немного замешкался перед перекрытой стулом дверью, сделал еще несколько глубоких вдохов и решился выйти.
В коридоре было тихо.
Я быстро схватил ключи и выскочил из квартиры. Кот глядел на меня из-за порога.
Ну, что, ты не выйдешь? Тебе не страшно оставаться здесь одному?
Кот улегся на бок и всем своим видом показал, что нет, не страшно.
Ну, наверное, у тебя тут все под контролем. Тогда до завтра!
Я запер дверь и пошел к себе. Дома я, по счастью, убедился, что Серега остался самым обычным и вполне нормальным.
На утро я отправился к соседу. Кот как ни в чем не бывало встретил меня на пороге. На кухне валялась ковшик и парочка кастрюль, но не было никаких осколков и ножей в косяке. Фигурки тоже все оказались на своих местах. Очевидно, некто в чулане вложил все свои силы в создание масштабных иллюзий и выдохся после попытки заморочить меня.
Пожалуй, я не стану рассказывать о этом происшествии Семенычу. И надеюсь, что кот с "туристом" тоже не проболтаются. Вряд ли он, конечно, рассердится или будет высмеивать, но тем не менее.
И, разумеется, больше я не буду оставаться здесь после заката. Оставлю эту привилегию коту. Он и впрямь прекрасно справляется!